Антон Кузнецов (Ведаврат) - Мастер Тантра-Джйотиша

Антон Кузнецов Ведаврат (Vedavrat) - Мастер и Учитель науки Тантра-Джйотиш [Ведическая астрология]

Previous Entry Add to Memories [В избранное] Share Next Entry
Артистка индийских танцев родом из Украины
vedavrata
В 23 года Анна Смирнова бросила престижную работу юриста в Киеве и отправилась на шесть лет в Индию – изучать классический танец. Там она не только по-настоящему прославилась, но и встретила свою любовь. Санжай и Анна живут в Украине, воспитывая шестилетних дочерей-близнецов и занимаясь преподавательской деятельностью. Анна несколько раз в год уезжает в Индию танцевать. Молодая женщина довольна жизнью. От неё исходит тот самый особенный свет, свойственный полностью состоявшимся людям – и в творчестве, и в семье, и в любви. А ведь девушка могла так и заниматься юридической экспертизой, не соверши она в свое время смелый шаг.

Мое увлечение Индией началось в студенческие годы. Я заинтересовалась философией, в особенности восточной. Чем больше появлялось доступной литературы, тем мне становилось интереснее. Стала заниматься Йогой. В СССР был фестиваль индийской культуры. По телевизору показывали исполнительниц классического танца – я глаз не могла отвести! Меня поразило, как гармонично сочетаются в танце (а я с детства увлекалась им) и хореография, и философия, и Йога, и духовность. Появилась мечта – научиться. Это сегодня можно найти студии любых направлений, а тогда, во времена СССР, такого не было. Поэтому когда представилась возможность получить стипендию на изучение этого танца в Индии, я не колебалась. Мне была безумно интересна эта страна, я была готова уехать туда на несколько лет. Мне хотелось изменить свою жизнь. Мне было 23. Я уже работала по специальности в Институте судебных экспертиз, была специалистом по почерку подписей. Я считала, что такая работа для женщины – путь к преждевременной старости и деградации. Стипендия и обучение в Индии открывали двери в новую жизнь – активную, яркую.

Моё первое впечатление от Индии – ощущение полного счастья. Когда я вышла из здания аэропорта в Дели, была ночь. Январским утром, когда я проезжала через центр Дели, уборщицы в ярких сари, браслетах, украшениях на руках, ногах, в ушах подметали улицы, светило яркое солнце, было много зелени и цветов. Каких-то 14 часов назад я улетала из дома. После январского неба и холода в это время года в наших широтах я увидела буйство красок и жизни.

Процесс обучения в Индии имеет свои особенности. Стипендия небольшая. Она рассчитана на то, что отправляющая студента страна тоже примет в нем участие. Месяца четыре я осваивалась, присматривалась, какую школу и учителя хотела бы выбрать. Это был главный вопрос для студента. Моя Гуру -- учительница -- выразила согласие меня принять, а берут они на обучение далеко не всех желающих... Одно из важных условий – характер ученика. Студенты неиндийского происхождения, незнакомые с традициями страны, нередко имели проблемы в общении с учителем. Ведь это не ВУЗ в том смысле, в каком его знают жители СНГ и Европы. Там нет оценок и зачётов. Обучение в Индии – очень личный процесс, построенный на взаимодействии Гуру и ученика один на один. Существуют каноны правильного поведения с гуру: искреннее уважение, почитание, послушание... Без отказа от собственного эго это трудно. Моя учительница - Джаялакшми Ишвар. Мое утро начиналось с занятий. Сначала, на первом уровне, с группой студентов мы изучали базовую технику. Но индийский танец имеет два аспекта: технический (танцевальные движения) и внетренний (философская концепция). Самоподготовке необходимо было уделять повышенное внимание, ведь если Гуру задавала тебе вопрос, связанный с композицией танца, его философской составляющей, ты должна знать урок. Если ты не смогла ответить, это большой минус, и меры к нерадивым студентам принимались строгие – вплоть до исключения. Параллельно танцам я изучала Санскрит и классический индийский вокал, ведь танец основан на музыке...

Экзаменов как таковых не было – учитель знает возможности своего ученика. Один из способов тестирования Гуру своего ученика – обучение большому количеству танцевальных композиций. То, что я учила на первом и втором году обучения, могло не повторяться на третьем и четвертом. Но если гуру просила станцевать ту или иную композицию и вдруг ученица её не помнила, последствия были страшными. Кстати, дипломов в Индии нет, они не котируются, и их никто не спрашивает. Критерий твоего мастерства – сам танец. Хотя у гуру есть бланки и печать, и она выписывает дипломы для тех, кому они нужны, в основном для иностранцев. Когда ученица, по мнению гуру, готова, она танцует обязательную программу, состоящую из девяти основных видов танца. Вообще их гораздо больше, но базовых – именно столько. Ученица обязана приготовить первое сценическое выступление. Оно имеет большое значение и смысл – туда непременно приглашаются танцевальные критики (есть в Индии такой вид работы), эксперты, которые потом пишут в газетах свои рецензии. И от этого первого ритуального выступления во многом зависит танцевальное будущее студента. Неважно, иностранец или нет – требования ко всем одинаковы. Но чем меньше в тебе осталось иностранного на сцене, тем лучше.

Да, у школ не бывает выпускников: пока гуру жив, ты - ученица. Ученица может развиваться как солистка, выступая с концертами – под руководством Гуру. Гуру и ученики постоянно общаются. Любой концерт организовывает Гуру, она играет роль дирижера в оркестре. Гуру занимается постановкой, курирует процесс. Танцы – это традиционный для Индии вид искусства, он практиковался столетиями, там канонизирован каждый шаг. Все гуру друг друга знают... Моя гуру до сих пор танцует. танцовщицы выступают до глубокой старости.

Я во время обучения у гуру занималась йогой в Национальном институте йоги, практиковала аскетизм – долгое время питалась только рисом и чечевицей. Все средства вкладывала в костюмы, костюм индийской танцовщицы шьется из шелкового сари. Их изготавливают по древней методике: серебро плюс напыление и натуральные камни.

Мой муж – журналист и специалист по международным отношениям, в институте, где я изучала танец, он занимался классическим вокалом. Он консультировал меня по Санскриту, помогал переводить тексты, я приглашала его на свои выступления. Он сделал мне предложение, я попыталась отказаться – очень боялась выйти замуж. Мне казалось, что это означает погрязнуть в домашней работе, потерять индивидуальность, быть порабощенной мужем, а в конце концов обязательно будет развод... А второе – я реально боялась индийских мужчин, потому что слышала о своих соотечественницах, которые вышли замуж в Индию и не знают, как сбежать: наши девушки, привыкшие к джинсам и мини, не могут перейти на сари... Он - брамин, и я боялась, что его семья меня не примет! Но он получил согласие родителей. Мы уехали в Гималаи, пошли в очень древний шиваистский храм. Одна пожилая женщина, которая сидела в этом храме на ступеньках, сказала: «Вы как Рама и Сита», а пандит спросил: «Вы пришли жениться?» И тогда Санжай сказал: «это знак, женимся». Вообще-то в Индии есть два вида свадеб. Традиционная: в храме, скромно, с минимумом родственников, и нетрадиционная, знакомая нам по индийским фильмам: с огромным количеством гостей, с песнями и танцами (такая свадьба – еще одна вещь, которой я боялась).

В марте у меня было шесть сольных концертов – на фестивале и в Дели. Вообще, фестиваль продолжается круглые сутки, и танец там – часть ритуала. Возле храма на сцену приглашают известных танцоров. Это большая честь, считается, что ты получаешь благословение. Ты танцуешь под открытым небом для тысяч и тысяч людей, сидящих на земле. В момент священнодействия ты участвуешь в танцах, сюжет которых описывает событие.

Насколько отличается мужчина-индиец от славянина? Полная противоположность. Они не употребляют алкоголь, не курят, вегетарианцы. К женщине относятся совершенно иначе. В семье ко мне очень уважительное отношение как к преемнице матери. Муж живет по ведическим традициям предков – подъем в 4:30, омовение, медитация, мантры. И личные, и профессиональные отношения Санжай строит именно с точки зрения «кармы» – правильной тактики и стратегии, правильного поведения, правильных поступков и их последствий. Я любила и, как мне казалось, понимала и принимала ведическую философию, но когда столкнулась с образом жизни традиционного индийца – молодого и современного, мне было очень сложно. Я стала вегетарианкой, отвыкла от кофе. А однажды приготовила картофельное пюре, а индийцы картошку вообще не переносят! Муж, попробовав, пошёл в кухню, обжарил пюре с большим количеством перца: оно очень острым.

В Украину я вернулась спустя семь лет после отъезда. Замужней женщиной, будущей матерью близнецов. Меня все спрашивали: «Ну как в Индии много наркоманов?» Я удивлялась: «Их нет!». «А ты в Индии была?»... Через некоторое время приехал и муж. Санжай преподает в Университете имени Шевченко и в Институте филологии, я тоже преподаю. Наши дочки -- Катя и Лиза -- учат языки, понемногу танцуют. В сентябре пойдут в школу. Занимаюсь с ними йогой, они знают танцевальные жесты, учим их четверостишьям из Священного писания на Санскрите. Мы стараемся совмещать две традиции в их воспитании, чтобы в обеих культурах они чувствовали себя комфортно.

Индия стала моим вдохновением – сейчас работаю над диссертацией об индийском храмовом танце, недавно написала книгу. С разрешения и при поддержке гуру в Киеве работает театр индийского классического танца «Накшатра», которым я руковожу. С 2004 года занимаюсь распространением в Украине индийской культуры – провожу международные фестивали индийской классической музыки и танца с участием знаменитых артистов, лекции, семинары. Собираюсь снова съездить в Индию. Надо возвращаться к корням танца. Считается, что на освоение танца нужно 11 жизней. Так что я вернусь в Индию еще не раз...

http://edinstvennaya.ua/view/1636/

вони були в нас вдома у Львові

Як?! Не може бути! :-)

А ты когда поедешь в Индию? :-)

Насколько я знаю, Гоа - это не Индия... :-)

You are viewing vedavrata